Военный микробиолог раскрыл тайны развития СOVID-19: «Пандемия будет затухать и разгораться» | ГК ТРИММ
Военный микробиолог раскрыл тайны развития СOVID-19: «Пандемия будет затухать и разгораться»
19 Мая 2021

Михаил Васильевич Супотницкий. Фото: Из личного архива

С любезного согласия автора, Мы приводим ответы на вопросы корреспондента Московского комсомольца от

16.05.2021 № 45915 МК https://www.mk.ru/social/2021/05/16/voennyy-mikrobiolog-raskryl-tayny-razvitiya-sovid19-pandemiya-budet-zatukhat-i-razgoratsya.html


Родился 13 июля 1956, г.Усть-Каменогорск — российский микробиолог, кандидат биологических наук, полковник медицинской службы запаса, изобретатель, автор исследований по истории эпидемий чумы и других особо опасных инфекций, истории разработки и применения химического и биологического оружия. Заместитель главного редактора рецензируемого научно-практического журнала «Вестник войск РХБ защиты» Министерства обороны РФ (с 2017).

В 1979 закончил Военно-медицинский факультет при Томском медицинском институте. С 1979-го по 2006 г. проходил военную службу на разных должностях в научно-исследовательских учреждениях Министерства обороны СССР и Российской Федерации, Женат.

Опубликовал 5 монографий и более 150 работ в специальных и открытых изданиях. Основные работы посвящены механизмам появления и распространения среди людей возбудителей новых инфекционных болезней; безопасности биомедицинских клеточных продуктов, иммунобиологических препаратов и препаратов, полученных из крови человека и животных. Автор 5 изобретений по средствам специфической профилактики сибирской язвы, сапа и мелиоидоза. Автор целого ряда книг:

Биологическая война. Введение в эпидемиологию искусственных эпидемических процессов и биологических поражений.

Микроорганизмы, токсины и эпидемии

Очерки истории чумы. Книга I. Чума добактериологического периода

Очерки истории чумы. Книга II. Чума бактериологического периода Эволюционная патология

Имеет свой сайт http://www.supotnitskiy.narod.ru/

Люди устали бояться, измучились болеть, умирать, хоронить, прятаться, ходить в масках, читать про коронавирус, смотреть про коронавирус, считать волны и давать им названия — первая, вторая...Но что же делать?

О третьей волне COVID-19, а также о том, почему коронавирус был неизбежен, откуда он мог появиться и что его родиной мог быть совсем не Китай, мы поговорили с известным российским микробиологом Михаилом СУПОТНИЦКИМ.

— Михаил Васильевич, почему сильная вспышка в Индии началась не год назад, а сейчас, когда вроде бы уже появились довольно успешные методы лечения, вакцины?

— У Альбера Камю в романе «Чума» есть проповедь отца Панлю, где тот говорит: «Она там, терпеливая и зоркая, неотвратимая, как сам порядок мироздания. И руку, что она протянет к вам, вам ни одна сила земная, ни даже – запомните это хорошенько! – суетные человеческие знания не отведут от вас. И поверженные на обагренное кровью гумно страданий, вы будете отброшены вместе с плевелами». Это нужно помнить всякого рода «победителям эпидемий». В Индии в прошлом году все было относительно стабильно. Так казалось их властям. А тем временем туда стекались варианты вируса из Европы, Африки, США, Пакистана, Непала... В октябре прошлого года в отобранных образцах был обнаружен вариант B.1.617, имевший 13 мутаций, менявших его свойства в сторону большей заразности с одновременным ускользанием от специфических антител, другая мутация позволяла ему обойти некоторые иммунные реакции организма. Это стало результатом искусственного отбора (в понимании Чарльза Дарвина, результатом так называемого селективного давления, оказанного на популяции вирусов человеком), но что именно оказало такое воздействие, сейчас трудно сказать. Индийский вариант SARS-CoV-2 составил 70,4% образцов, собранных в течение недели, закончившейся 25 марта, по сравнению с 16,1% тремя неделями ранее. В этот момент были ослаблены все меры эпидконтроля над населением. Сейчас система здравоохранения Индии не выдержала, началось то, что вы видите пока только по телевизору.

– Но ни чума, ни испанка не длились вечно и не забрали с собой все человечество. Есть же какие-то определенные правила течения пандемий? Когда все это наконец закончится?!

– По нашей семье пандемия также прошлась, и я заинтересован в том, чтобы это понять. Назвать месяц и год, когда эпидемия закончится, я не могу. С полной определенностью могу только сказать, что она закончится. COVID-19 – инфекционный процесс циклического характера, и следовательно, эпидемия циклическая. Это ее основное отличие от нециклических пандемий: СПИДа, Т-клеточного лейкоза, сывороточных гепатитов, герпетических инфекций и многих других, еще не обнаруженных человеческим разумом. ВИЧ вызывает нециклический инфекционный процесс, заканчивающийся в 100% смертью пациента; а SARS-CoV-2 – циклический, дающий шансы на выздоровление 99–95% заболевшим. ВИЧ/СПИД-пандемия в обозримом будущем не закончится, а завершение COVID-19 возможно. Но сколько ещё будет волн, я не знаю. Чтобы более определенно ответить, надо знать происхождение самого SARS-CoV-2, где его природные резервуары, откуда он взялся и когда. Этих знаний нет.

Известно, что его предшественник, SARS-CoV, появился в 2002 года в китайской провинции Гуандун, после чего в 2003-м последовала эпидемия, затронувшая 26 стран, но в 2004-м он исчез, как будто и не было. MERS-CoV впервые обнаружен на Ближнем Востоке в 2012-м. Во всем мире было зарегистрировано не менее 2249 случаев этой болезни и 700 летальных исходов, затем количество заболевших неуклонно снижалось, а с 2016-го их практически не регистрируют. Вот вам и главное правило – коронавирусные эпидемии среди людей рано или поздно прекращаются.

– За минувший год мы уже поняли, что этот вирус не очень зависит от сезонности, погоды, климата. Первая волна в России завершилась в начале прошлого лета, и все расслабились. Но осенью пришла вторая волна — гораздо более обширная и смертельная. Которая затухла зимой. Несмотря на то что сегодня почти все граждане забили на средства защиты и делают, что хотят, полноценной третьей волны нет, хотя и держится достаточно высокое плато. Что же влияет на активность вируса?

– Первое – наличие неизвестных природных очагов. Я предполагаю, что пандемия началась с регионов, где есть природные очаги SARS-CoV-2. Генетический материал SARS-CoV-2 обнаружен в образцах сточных вод испанского города Барселоны, отобранных в марте 2019 года. Это обстоятельство противоречит первоначальным оценкам, относящим появление этого вируса в Южной Европе на конец января 2020-го. В Италии та  же ситуация, генетический материал SARS-CoV-2 в сточных водах Милана (Ломбардия) и Турина (Пьемонт) обнаружен в образцах, отобранных в декабре 2019-го. Первые два случая COVID-19 у китайских туристов в Италии диагностированы 31 января 2020 года в Риме. То есть к моменту их приезда в Италию SARS-CoV-2 там уже циркулировал. Заболевшие сразу были помещены в изолятор в Риме. На фоне появившейся у итальянцев эпидемической настороженности, 20 февраля (т.е. через два инкубационных периода болезни) в Кодоньо (а это уже Ломбардия, от Рима полтыщи километров по автодороге), был обнаружен первый случай заражения итальянца SARS-CoV-2.

С китайскими туристами он контактов не имел. И если бы не то что произошло ранее, скорее всего, ему поставили диагноз «внебольничная пневмония».

Второе – ройный характер движения SARS-CoV-2 по популяциям людей и расходящаяся эволюция штаммов вируса в ходе пандемического процесса с временным преобладанием доминирующего штамма.

– Получается, что Китай здесь ни при чем? Вирус появился где-то ещё? Как он попал в европейскую канализацию?

– Сам факт обнаружения РНК SARS-CoV-2 в 2019 году в сточных водах Барселоны, Милана и Турина не говорит о том, что вирусы появились там на момент отбора проб, а не были еще раньше, причем намного раньше. Ясно, что это не завоз, и ноябрьская вспышка COVID-19 в Ухань была только одной из многих в 2019 году. SARS-CoV-2 распространялся среди европейского населения единичными случаями и локальными вспышками COVID-19, но принимался врачами за грипп или тяжелую «внебольничную пневмонию». В Италии, особенно в ее северной части и в Сардинии, несколько лет назад были обнаружены инфицированные SARS-подобными коронавирусами летучие мыши. То есть в этих регионах давно существуют экосистемы, вмещающие SARS-подобные вирусы. Там и нужно искать SARS-CoV-2. Думаю, не случайно в марте-апреле 2020 года именно на севере Италии пандемия COVID-19 достигла катастрофических размеров, тогда как в центральной Италии и на юге страны эпидемии практически не было.

– А это правда, что есть отдельные этносы и даже целые страны, более восприимчивые к SARS-CoV-2? Что существует ряд генетических факторов, которые обуславливают тяжёлое протекание болезни?

– Человеческие расы, этносы и даже отдельные популяции генетически не однородны. Тяжесть течения COVID-19 зависит от генов, определяющих факторы иммунного ответа хозяина на вирус, в то время как разная восприимчивость людей к SARS-CoV-2 в основном связана с вариантами генов, кодирующих поверхностные рецепторы и имеющих отношение к начальной стадии инфекции. Основным поверхностным рецептором, с которым реагирует вирус, является ACE2. Он находится на поверхности пневмоцитов I и II типов, в щеточных краях эпителиальных клеток тонкого кишечника, в эндотелиальных и гладкомышечных клетках артериол и крупных артерий, что придает инфекции характер сепсиса. Не буду пояснять его функцию, это долго. Только отмечу, что комбинации отдельных генетических полиморфизмов ACE2, имеющих отношение к высокой частоте гипертонической болезни среди бразильцев и афроамериканцев, одновременно повышают и риск их заражения SARS-CoV-2. То есть чернокожее население континента погибает не только из-за плохих социально-бытовых условий жизни, но и из-за более высокой генетической восприимчивости к вирусу. Тяжесть течения болезни определяют полиморфизмы генов, нарушающих, например, интерфероновые ответы на инфекцию. Такие пациенты болеют тяжело, а врачи не могут понять, почему им ничего не помогает. Поэтому нельзя предугадать, чем кончится COVID-19 у конкретного человека. Бабушка ста лет с атеросклерозом и сахарным диабетом может выжить, а сильный, крепкий тридцатилетний мужчина оказаться безнадежным.

– Но от чего зависит эволюция штаммов вируса? И какой именно штамм в ходе пандемического процесса может стать доминирующим?

– Во время первой и частично второй пандемической волны, то есть до развертывания программ массовой вакцинации и применения плазмы выздоровевших, популяционный отбор вариантов SARS-CoV-2 не управлялся специфическими антителами хозяина, то есть ничем не сдерживался, потому что не существовало достаточного количества индивидуумов, переболевших и  сформировавших специфические к вирусу антитела. Далее селективные преимущества  получали варианты с одной или несколькими мутациями в S-белке, которые увеличивали передаваемость вируса. А сегодня на фоне массовой вакцинации и применения плазмы переболевших вирус отбирает доминирующие варианты, способные преодолевать иммунитет человека, созданный за счет специфичных к вирусу антител.

– Среди заболевших коронавирусом довольно много болеющих бессимптомно — это хорошо или плохо?

– В отличие от гриппа COVID-19 не проявляет себя у пациента острыми симптомами вскоре после заражения. Инфекция прогрессирует медленнее, чем гриппозная, и на начальной стадии вызывает довольно легкие или даже незаметные местные и системные симптомы. Инфекционный процесс начинается за 2-3 суток до появления первых симптомов болезни. «Бессимптомность» начальной стадии болезни является результатом слабой активации SARS-CoV-2 системы врожденного иммунитета. При этом заболевший в этой стадии болезни является мощным источником выделения вируса и заражения окружающих. Если бы не пресимптоматическая передача, то эпидемию давно бы задавили мерами эпиднадзора.

– Все вокруг сейчас меряются антителами, переболев или после прививки. У кого их больше? Но насколько те действительно нейтрализуют вирус? Насколько антитела безопасны, ведь при ряде заболеваний повторное заражение или вакцинация, наоборот, может усилить инфекционный процесс, вызывать антителозависимое усиление инфекции (ADE) и даже убить?

– Меряются антителами, потому что знают только то, что им говорят по телевизору, а сами в смысл не вникают. Наличие у заболевшего антител к этому или близкородственному вирусу может иметь как последствие – более тяжелое течение болезни. Насколько антитела нейтрализуют вирус? Нужно понимать, о каких антителах идет речь. Когда используют термин «протективные антитела» – это означает, что они обладают доказанным профилактическим или терапевтическим действием в условиях in vivo, т.е. в исследованиях на животных или людях. Когда используют термин «нейтрализующие антитела», то обычно речь идет об антителах, способных нейтрализовать возбудитель инфекционной болезни в условиях in vitro, т.е. эксперимента в пробирке. В нашем случае на культурах клеток. Но совсем не обязательно, что «нейтрализующие антитела» будут обладать протективным действием, а не вызывать ADE в организме человека. Есть еще термин – «специфические антитела». Он означает, что антитело узнает определенный антиген. Но оно может не быть «нейтрализующим» или «протективным», а вызывать гибель клеток (апоптоз) или ADE – в зависимости от его функции. Все антитела обладают двумя функциональными доменами. Тот, который придает антигенную специфичность антителу, известен как антигенсвязывающий фрагмент. Это благодаря ему распространено мнение об исключительно защитной функции антител. Так как «связал», подразумевается – «уничтожил». И другой фрагмент – домен Fc, объединяющий иммунный ответ с врожденной иммунной системой. Это хвостовая часть антитела, управляющая его функцией. Специфическое антитело вырабатывается, но его Fc-домен взаимодействует со своим рецептором на поверхности макрофагов. Тропность вируса меняется, вирус инфицирует макрофаги, и они начинают его разносить по организму. Начинается цитокиновый шторм, состояние пациента резко ухудшается. Я понимаю, что такую информацию воспринимать сложно, у нас описание ADE не включено ни в одно руководство или учебник для врачей. В то же время в США исследования роли ADE в коронавирусных инфекциях ведутся при поддержке заместителя министра обороны США по исследованиям и разработкам в соответствии с контрактом ВВС № FA8702-15-D-0001. В этой связи хорошо бы пояснить, с какой целью этот феномен скрывается от наших практикующих врачей.

– Как не допустить ADE?

– Делать все возможное, чтобы не заболеть COVID-19.

– Россиян до сих пор обнадёживают теорией коллективного иммунитета, для достижения которого должны переболеть не менее 60-70 % населения. И каждый раз сроки все переносятся. Теперь обещают, что коллективный иммунитет следует ждать к осени 2021-го. Притом что люди заболевают по второму и третьему кругу, появляются новые, более контагиозные штаммы. Можно ли вообще говорить о том, что коллективный иммунитет будет достигнут?

– Откуда вообще взяли, что при COVID-19 может достигнут какой-то «коллективный иммунитет»? Иммунология болезни хорошо изучена? Нет! Посмотрите, сколько лет изучают грипп, и что? Умеют управлять коллективным иммунитетом? Только задним числом подогнав математическую модель.

– Год назад вы были настроены гораздо более оптимистично. Читала интервью, которое вы дали весной 2020-го: «COVID-19 не так опасен, – уверяет Супотницкий. –  Эпидемия уже идет на убыль, она продлится максимум год. Проблема в том, что вокруг вируса поднят шум, который совершенно не соответствует его значимости. Нами играют какие-то очень мощные силы...» Получается, вы ошибались?

– Да, я ошибся и в сроках окончания пандемии, и в том, что она не выйдет за пределы Китая. Но в тот момент я не знал, что пандемия развивается уже давно, не меньше года, и нераспознанной собирает свои жертвы далеко за пределами Китая, по всей Европе, возможно, в России тоже. Знаний и эпидемической настороженности распознать новую пандемию хватило только китайским ученым. Ну, а по поводу неких «мощных сил, играющих нами», давайте, пока не будем их отрицать. Сил таких много. Интересы у них разные. Посмотрим, как они проявят себя дальше. Первая смерть от COVID-19 в России была зарегистрирована 19 марта прошлого года, но еще до этого все мировые СМИ и центральные российские телеканала переключились на COVID-19 как на основную тему. По сути, мы столкнулись с невиданной ранее информационной блокадой и перепрошивкой мозгов. Зачем? Что еще одновременно происходило, о чем мы не знаем? Когда под предлогом пандемии уничтожали экономику, средний и мелкий бизнес, разрушали экономические связи между предприятиями и странами. Что еще готовилось? Откуда, из какого центра это действо направлялось?

– Совершенно случайно наткнулась в интернете на другую статью, она была опубликована ещё раньше, в декабре 2019 года. В ней известный всем доктор Мясников также предрекал в ближайшем будущем разрушительную эпидемию. Он что-то знал?

– Доктор Мясников пришел к такому выводу интуитивно, на основе доступных знаний об эпидемической обстановке в мире. Просто он умеет их анализировать. COVID-19 – часть многокомпонентного пандемического процесса. Пандемическую ситуацию ухудшают такие факторы, как бесконтрольная миграция, туризм, урбанизация, наркомания, расширяющееся вмешательства в природные экосистемы, плохая очистка воды во многих странах, глобальный рост бедности, нищеты, расовой и этнической дискриминации и многое другое. Все это происходит на фоне расширения иммунодефицитной составляющей человечества (ВИЧ-инфекция, сахарный диабет, онкология, атеросклероз, престарелый возраст и т.п.) и регулирования доступных знаний транснациональными корпорациями. В таких условиях пандемия, подобная нынешней COVID-19, не только не могла не появиться при активизации каких-то природных очагов инфекций или безответственных экспериментов, она оказалась востребована. То, что ее вызывал SARS-CoV-2, – закономерная случайность. Эта пандемия (либо та, которая придет ей на смену), будет носить упорный характер, десятилетиями разгораться и затухать, пока не прогорят все «сухие дрова», обеспечивающие цепочки передачи или не будут найдены эффективные подходы к их разрыванию.

– Говорят, что эпидемии в том числе воздействуют и на исторические процессы, двигают историю вперёд. Есть и такая красивая версия, что в своё время чума, унёсшая добрую часть Европы, освободила заполненную территорию, уничтожила зависимость от церкви и в конце концов стала одной из причин Ренессанса?

– Так оно и было. Вот еще примеры из истории нашей страны. Если бы в 1353 г. от чумы не умер великий князь Симеон Гордый, мы бы никогда не узнали о Дмитрии Донском, не было и Куликовского поля, история России пошла бы по другому пути. Лев Гумилев считал, что современный русский этнос сформировался из русских людей, оставшихся после пандемии «черной смерти».

– Возможны ли сегодня войны, ведущиеся с помощью биологического оружия, ведь утечку исключить нельзя, а вирус не разбирает своих и чужих?

– Я понял, вас мучает вопрос, не является ли SARS-CoV-2 искусственно созданным? Не вызвал ли он пандемию в результате утечки? Этому нужны доказательства, а не просто разговоры. А именно: в рамках возбужденного уголовного дела необходимо найти лаборатории, где задолго да пандемии находились прототипные штаммы SARS-CoV-2, такие как Wuhan/WH04/2020 и Wuhan-Hu-1, техническое задание на их разработку, свидетелей, подтвердивших, что они были созданы искусственно. Только так. Чтобы вирус отличал «своих» от чужих, это не проблема при современном уровне генетики и опыте и знаниях. Биологическая война может вестись разными способами, совсем не обязательно применять специальные боеприпасы. Например, ее можно вести организационно. Так в нашей стране был распространен СПИД. «Партнеры» пригрозили в начале 1990-х гг. российскому правительству не предоставить кредиты, вот и пошли по пути «соблюдения прав человека». Биологическую войну можно вести использованием инъекционных форм лекарств с незаявленными закладками, неопределяемыми имеющимися методами оценки их качества и подлинности. Ее можно вести ограничением знаний, получаемых врачами. Тогда медики будут делать ошибки, не понимая их последствий.

– Не кажется ли странным: неизвестно откуда возникший вирус, мир в полной панике, и вдруг при изготовлении вакцин разработчики большинства западных стран используют не классические и давно изученные технологии, а совершенно новые? Зачем рисковать сотнями миллионов жизней во время пандемии, если последствия применения вакцин до конца не изучены?

– У меня те же вопросы. И еще меня очень удивило то, что при исследованиях не принята во внимание накопившаяся за полвека информация о неудачах разработки вакцин против коронавирусных инфекций животных; и что в основу методологии разработки таких вакцин положены знания об иммунитете, содержащиеся в школьных учебниках (получение специфических антител = получению вакцины).

– Не рискуют ли учёные, пытаясь стабилизировать структуру белка для создания некой универсальной вакцины против циркулирующих штаммов COVID-19? Не могут ли модифицированные таким образом белки представлять опасность для человеческого организма?

– Если делать все наспех, то результаты любого эксперимента могут привести к катастрофическим последствиям. Недавно стало достоянием гласности то, чего специалисты ожидали еще в прошлом году. Спайковый белок, его субъединицы – это основа любой коронавирусной вакцины. Да, он вызывает выработку специфических к нему антител, как и любой чужеродный белок. Но дело еще и в том, что при введении в организм человека он специфически взаимодействует со своим рецептором ACE2 и может вызвать нарушения деятельности клетки даже после выздоровления человека.

– В прошлом году вышло исследование Королевского колледжа в Лондоне, в котором говорилось, что устойчивый иммунитет к коронавирусу приобретет лишь каждый пятый. А остальные четверо будут болеть раз за разом, пока не умрут. Ничего личного — просто естественный отбор. Как вы к этому относитесь?

– Осторожно отношусь, слишком опасная, но реальная перспектива. Что значит, «устойчивый иммунитет»? На какое время «устойчивый»? Иммунитет ни после вакцинации, ни после болезни не бывает «устойчивым». Он всегда временный, месяцы, годы. Во время московской вспышки натуральной оспы 1959 г. выяснилось, что защита от заражения оспой после вакцинации живой оспенной вакциной держится не более 3–4 лет. По чуме, тех, кто с ней работает, вакцинируют ежегодно. По туляремии – раз в 5 лет. «Устойчивость иммунитета» зависит от дозы заражения, пути заражения, дисперсности частиц при ингаляционном заражении и от многих других факторов. Полно патогенов, в отношении которых иммунитет вообще не развивается, хотя в крови полно специфических антител, например, сап, мелоидоз. У ВИЧ-инфицированных – антител всяких и разных не пересчитать. Но это только усугубляет инфекционный процесс.

– Так как не попасть под «естественный отбор»?

– Если не хотите попасть под «естественный отбор», то надейтесь не на антитела, а соблюдайте специальную технику безопасности. Масочный режим и перчатки всегда, когда вы с кем-то общаетесь вне дома. В транспорте, при плотном контакте с людьми я рекомендую носить не медицинскую маску, а фирменный респиратор второго класса защиты. На них маркировка FFP-2. Дезинфицируйте руки. Приходите домой, промывайте нос и глаза слабым мыльным раствором. В этом году вообще лучше работать дома и никуда не ездить, кроме дачи. Избегайте лишних контактов с людьми, включая родственников. Если вы переболели или вакцинировались, не считайте себя танком, соблюдайте все перечисленные выше меры с удвоенной тщательностью. И будьте морально готовы к тому, что их придется поддерживать еще несколько лет.